Валютный духовник и молитвы "от всего": в интернете наживаются на верующих

ria.ru // Алексей Михеев

"Поставить свечу в 40 храмах", "молебен у Гроба Господня о любых нуждах", "отправка записок на Афон в тот же день" — интернет пестрит предложениями решить свои духовные (и не только) проблемы, не вставая с дивана. За несколько тысяч рублей можно "заказать молитвы" и о вразумлении мужа, и о зачатии ребенка, и о прекращении запоя, и даже "о грехе аборта" (именно в такой формулировке). Куда на самом деле идут эти деньги, неизвестно никому. Как в Русской православной церкви борются с религиозными мошенниками — в материале РИА Новости.

 

Эффективность и стоимость святых

"Что у вас, пациент? Сглаз? Судебные проблемы? Пожалуй, "дети" ("проблемы с детьми"). На выбор получаю блаженную Матрону, святого Николая, Сергия Радонежского и Ксению Петербуржскую. Для ленивых есть кнопка "Выбрать всех". За молитвы четырем святым к оплате 1570 рублей", — написал в фейсбуке преподаватель Свято-Тихоновского гуманитарного университета Денис Собур.

Такое предложение он получил в виде личного сообщения от популярной православной соцсети "Елицы". "Сервис потрясающий!" — иронизирует пользователь.

"Если денег мало, можно убрать кого-нибудь (имя какого-нибудь святого). Но учтите, эффективность у всех разная, поэтому за молитвы Матроне и Сергию Радонежскому берут 70 рублей за имя, Ксении в Петрограде — 100 рублей, а святому Николаю в Бари — 150", — констатирует Денис.

Даже договор оферты, по его словам, не поленились написать: "Оказать Заказчику услуги по передаче заказов на проведение религиозных обрядов религиозным организациям". Все платежные системы, разумеется, в наличии.

Зачем и кому нужен такой суррогат веры?

 

Благодать автоматом

С 2014 года действует сайт "РПЦ онлайн", где верующий может оформить "постановку свечи", например, в Успенском соборе Московского Кремля. Создателей сайта не смутило даже то, что богослужения в этом храме проводятся всего несколько раз в год, а в остальное время это действующий музей, в котором никакие свечи, естественно, не горят. Федеральная налоговая служба ликвидировала организацию, создавшую ресурс, но сайт работает и поныне.

"С чем мы, собственно, имеем дело? С банальным мошенничеством. И тот факт, что "Православная церковь онлайн" продолжает существовать в Сети, — это вопрос к Управлению "К" МВД. Но почему наши сограждане так легко попадаются в сети незамысловатых обманщиков? Это гораздо более серьезная проблема", — говорит настоятель Александро-Невского собора Новосибирска протоиерей Александр Новопашин.

Часто Церковь представляют в виде организации, которая за деньги оказывает разного рода "молитвенные услуги". Заплатил — за тебя помолились, заплатил много — за тебя помолились в десяти местах. "Причем такого рода "жертвователь" и заказчик бесчисленного числа сорокоустов и прочих поминовений не считает для себя необходимым самому молиться и начать хоть как-то нравственно меняться в лучшую сторону. Зачем? Ведь "все оплачено" по всем монастырям! А значит, "all inclusive": благодать понеслась, автоматически прирастает — и все должно быть окей", — рассуждает священник.

Санкт-Петербургская епархия однажды проверила, поступают ли "записки" с этого сайта в главные храмы города. Результат предсказуемо оказался отрицательным.

 

Мошенники вместо иконы

"Мы в разных форматах сталкивались с этим. Были абсолютно фейковые сайты. Например, сайт "духовника" Александро-Невской лавры, где суммы пожертвований указывались в долларах, а передавать их надо было "духовничьему пресс-секретарю"! Позже выяснилось, что следы создателей ресурса вели на Украину", — рассказывает руководитель сектора коммуникаций Санкт-Петербургской епархии Наталья Родоманова.

Журналисты "Петербургского дневника" (издание правительства города) провели собственное расследование, обнаружив на Невском проспекте напротив Казанского собора "Лавку духовных услуг", где можно было оплатить "молитвы "от всего" на Афоне".
Почему люди идут сюда, а не в один из главных храмов города, где, кстати, хранится чудотворная икона Богородицы? Это так и осталось загадкой. В ситуацию вмешались правоохранительные органы с проверками — и мошенники ушли с Невского. Но глобально это мало что изменило: как считают в епархии, они наверняка продолжили свое дело на новом месте.

"В прошлом месяце у кого-то нашел ссылки на сбор денег на молебны в храме в Вифлееме, и там же — на молебны у мощей Вифлеемских младенцев (пещера мучеников, убитых по приказу царя Ирода в Вифлееме, одна из величайших святынь христианского мира. — Прим. ред.). Написал, что никаких молебнов там не бывает. Люди, видимо, готовы на все, только бы отдать деньги", — сетует священник одного из храмов Русской православной церкви в Израиле.

Но если набрать в Яндексе "мощи Вифлеемских младенцев", первые же ссылки предложат заказать в знаменитой пещере "молебен от абортов". Стоимость услуги от 500 рублей.

 

Молитвенник по найму

"Мы не беспокоимся о том, что недосчитаемся средств, хотя пожертвования, если бы их принесли в храм, помогли бы работе приходских социальных служб и детским проектам. Мы сожалеем, что отношения с Богом виртуализируются, становятся "техническими" и не предполагают от самого человека внутреннего усилия. Ведь даже когда он просто приходит в храм написать записку, он, пока пишет, вспоминает этих людей, и это участие, эта работа души уже приводит к действию", — размышляет Наталья Родоманова.

Согласно церковному учению, святые, к которым люди обращаются в молитвах, и молящиеся священнослужители — помощники в той молитве, что уже совершается просителем. "Плодотворна молитва за человека, но абсурдна молитва, совершаемая вместо человека, когда последний не переживает о просимом и священник фактически выступает в качестве наемного работника", — подчеркивает протоиерей Александр Новопашин.

В Санкт-Петербургской епархии ни один храм, ни один монастырь не принимает "записки онлайн". Однако такая практика ограничена.

Так, московский Покровский женский монастырь, где находятся мощи особо почитаемой в народе блаженной Матроны, всего за 30 рублей примет простую записку о здравии или упокоении на своем официальном сайте.

"Разумеется, есть и добросовестные организации, которые действительно передают деньги храмам и монастырям. Но масштабы мошенничества, связанные с пожертвованиями онлайн, только предстоит оценить. В большинстве случаев сделать вывод о добросовестности такого рода организаций не представляется возможным даже человеку, обладающему необходимой технической подготовкой", — комментирует зампред синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Вахтанг Кипшидзе.

 

Виртуальная Церковь

Факт мошенничества в связи со сбором интернет-пожертвований установить очень сложно. Необходимо проводить разные финансовые проверки. Но проверить всех, занимающихся приемом пожертвований, Церковь просто не состоянии. "Конечно, мы исходим из того, что однажды все факты мошенничества будут выявлены и не останутся без реакции со стороны государственных органов. Но первостепенное значение мы придаем сознательности людей, которые жертвуют средства в богоугодных целях", — говорит Кипшидзе.

Он рассказал о неоднократных обращениях людей, предлагавших Русской церкви перенести все элементы богослужебной жизни — даже таинства, не говоря уже о зажигании свечей, — в виртуальный мир. "Но мы считаем, что движение к "виртуальной Церкви" — это движение в противоположную христианству сторону. Никакие действия по переводу средств с одного счета на другой, пусть даже и на счет храма или монастыря, сами по себе не могут заменить искреннюю молитву и участие в богослужении", — подчеркнул представитель Московского патриархата.

А вот оградить хотя бы часть людей от мошенников с псевдомолебнами, по мнению Натальи Родомановой, можно. Для этого надо обязать интернет-ресурсы размещать на главной странице большое — "как на пачках сигарет" — предупреждение, что данный сайт не является официальным сайтом прихода, не принадлежит ни одной из структур Русской церкви и за любые связанные с ним действия на нем никто ответственности не несет. Иначе тысячи людей так и будут ежедневно успокаивать собственную совесть, участвуя в уголовном преступлении.